НАШИ ВСТРЕЧИ Избранное

Оцените материал
(1 Голосовать)

Альманах Литературного Клуба Нью-Йорка
Выпуск 1, август 2016 г.

Главный редакиор – Зиновий Коровин
Администратор – Алекс Щегловитов
===================================
Дорогие члены Литературного Клуба, гости да и просто симпатизирующие!
Вот и пришло время иметь нашему Клубу собственный альманах. Он будет выходить периодически под номерами выпусков, обычно после очередных наших собраний-встреч, когда можно будет публиковать материалы всех выступлений в виде репортажей.
Но не только. Альманах будет представлять и живой журнал нашего Клуба, в котором все члены Клуба смогут печатать и свои произведения, независимо от их представления на собраниях. Это пойдёт на пользу тем членам Клуба, которые не смогут посетить собрание по различным причинам. И ещё в альманахе будет представлено практически всё, что отражено в информационной рубрике нашего портала. Добро пожаловать в альманах!
А теперь – слово первой ласточке альманаха, репортажу об июльской встрече в Клубе!

РЕПОРТАЖ О ВСТРЕЧЕ 30 ИЮЛЯ 2016 г.

Дорогие одноклубники, гости и симпатизирующие!

Вот и пришло время не просто собираться, читать свои стихи и прозаические миниатюры, отдавая их на суд коллег и гостей Клуба, на гласное или молчаливое одобрение, а подчас и высказанное или скрытое раздражение услышанным.
Как бы то ни было, отныне всё то, чем вы делились на встрече со своими слушателями не будет поглощено медленной – или в наш стремительный век невероятно ускорившей своё течение – Летой.
Не канут в эту Лету и ваши изображения в анфас и профиль, и даже и затылки и спины, и, конечно, причёски на данный момент. Пусть не сегодня, но в недалёком будущем, вы услышите и свои голоса, читающие свои же произведения, и голоса тех, кто исполняет песни на ваши стихи, музыку к которым написали достойные композиторы. И эти песни тоже не канут в Лету...
Всё это стало возможным после того, как на очередной нашей встрече 25-го июня в Клубе появился новый поэт, Алекс Щегловитов, прочитавший проникновенные стихи о любви и тепло принятый присутствующими. Он оказался к тому же специалистом по электронике и программированию и предложил свои услуги в качестве разработчика электронного вебсайта (портала) нашего Клуба. Предложение было с радостью принято Оргкомитетом Клуба.
Наличие собственного портала, кроме всех прочих возможностей, описанных во вступительной статье к стартапу портала «Вдохновлённые и постигшие», позволяет вести репортажи о собраниях Клуба. Эти репортажи дадут возможность членам Клуба и их гостям освежить в памяти «зацепившие» их стихи и песни, кстати, не всегда полностью воспринятые на слух. Эти репортажи останутся в портале и после вашего ухода из жизни, когда ваши дети и внуки, возможно, захотят общаться с вашими душами. И более того, просуществуют и до тех пор, когда, даст Бог, настанут новые времена, и человечество, очнувшись от наркоты спирального витка эры потребления, снова повернётся лицом к поэтическому слову.
А пока – читайте первый репортаж о собрании в нашем Клубе, имевшем место, как обычно в стенах Бруклинской библиотеки на Шипсхедбей, по адресу 2636 East 14th Street, недалеко от Avenue Z в Бруклине. Ведущим этого собрания был президент Клуба, Зиновий Коровин. Ему помогал фотожурналист Владимир Орныш-Полонский.
Нужно иметь в виду, что не все выступления отражены в репортаже. Стихи таких достойных поэтов, как Тельман Сафаров, Михаил Колкер , не освоивших компьютера, к сожалению, остались на бумажках, на которых они по-пушкински написали свои стихи пером. Кроме того, ведущим собрание, а затем модератором репортажа, Алексом Щегловитовым, был сокращен излишне утомительный объём произведений, представленный некоторыми, пусть и прекрасными, авторами. (Правда, портал даёт возможность желающим читать произведения, сокращённые для репортажа, полностью, перейдя по ссылкам на странички авторов). И не лишним будет сказать, что численность сотен отснятых фотографий в репортаже сокращена на порядок. Как говорится, «лучше меньше, да лучше...» Однако, они не потеряны, ссылка в конце репортажа и прямо здесь, направит вас в нашу Фотогалерею. Кроме того, небольшие эскизы, представленные в репортаже, после клика по ним разворачиваются в полноразмерные картинки, а свернув их, кликнув по значку Х, вы возвращаетесь к чтению репортажа.
Итак, мы начинаем наш первый репортаж!..
Ведущий Зиновий КоровинСобрание началось ровно в полдень. Нужно отметить, что опоздавших почти не было. Такая дисциплинированность выработалась постепенно, благодаря списку очерёдности желающих выступить. Регистрация начиналась по приходе членов клуба, и кто раньше пришёл, тому и выступать раньше. А лимит времени выступления стал контролироваться с помощью «песочных» часов, и лимит этот, в основном, выдерживался. Лимит определился в начале собрания числом записавшихся на выступление и составил до 10 минут для автора «малого выступления» во втором, «массовом» отделении. Всего записалось 14 человек, и время, отпущенное на выступление всех составило 140 минут. А с учётом того, что на прозу для двоих выступавших добавлялось по 5 минут, вместе лимит «малых выступлений» составил 150 минут, или 2.5 часа. На первое отделение и перерыв, таким образом, из 4-х часов в отведенной библиотекой аудитории, оставалось 1.5 часа. Но, учитывая, что фотовыставка бенефицианта Анны Немеровской в первом отделении не заняла более 15 минут, несколько выступлений из 2-го отделения были перенесены в 1-е. Таким образом, первое отделение должно было длиться 1.5 часа, перерыв – 0.5 часа, и 2-е отделение – 2 часа. Но часть выступающих заняла даже меньше 5 минут, и в реальности собрание длилось до 3-х с небольшим часов. Это длинное математическое вступление дано для скептиков, склонных полагать, что некоторые из выступавших просрочили своё время. Но против голоса чисел не попрёшь.
В конце концов, никто ничего не потерял. Электронный вебсайт позволяет вместить хоть романы, но здравый смысл говорит о том, что переедание даже сладким вредно...
Итак, фотовыставка!

Анна Немировская
Анна Немировская
Анна Немеровская рассказала о своей молодости, увлечениях. О своих первых фото-опытах. Показала различные группы фотографий: природа, виды городов, бытовые сценки.
Есть художники, которые настолько тщательно выписывают буквально каждый волосок, что их картины являются как бы подражанием фотографий. У Анны с точностью до наоборот – есть несколько размытый этюд-фотография "Дождь в Чикаго" – подражание импрессионистам. "Парус в дали" – похож на картину Айвазовского. "Этюд в черно-белых тонах" также напоминает картину современных художников. Много фотографий показывают благодарному зрителю красоту нашей природы. "Постановочных" фотографий немного: "Молитва", "Последний день Хануки" и еще парочка. В основном, случайно подсмотренные сценки в метро или на улице – другая группа картин. В своих литературных опытах Анна любит вставлять в свои произведения различные эпиграфы. Вся выставка прошла под лозунгом (или эпиграфом) "Остановись, мгновение, ты прекрасно!
Затем Анна провела небольшую выставочную лотерею, победителями которой явились Алекс Щегловитов и Лилия Пресс, выбравшие наиболее понравившиеся им фотографии.
Все же остальные могут наслаждаться этими, по сути, высокохудожественными этюдами на нашем вебсайте.
Здесь или в Фотогалерее.

Вода только для членов профсоюза
Вода только для членов профсоюза

Красота спасет мир
 Красота спасет мир

Молитва
 Молитва

Ночь.Фонарь
Ночь.Фонарь
Одинокий лебедь
Одинокий лебедь
Последний день Хануки
Последний день Хануки

Затем был произведен интересный эксперимент. Семён Печерский отлично прочёл несколько стихотворений Зиновия Коровина, и после каждого прочтения композитор, Лев Шнейдер проигрывал музыку для этих стихов на пианино. Всем присутствующим были розданы распечатки текстов этих стихов, и они могли следить за текстами и удивляться, насколько точно слилась музыка Льва с каждой строкой этих стихов. Как говорится, не в бровь, а в глаз! Иной музыки и представить было невозможно. История возникновения этого «нового вида искусства» такова: во время репетиции Семён должен был петь под проигрыш музыки, но попадание в такт не всегда выходило, ибо Семён – профессиональный чтец, а не музыкант, и они решили делать то, что все услышали. Надеемся, что Лев запишет свою музыку на диск, и тогда можно будет слушать чьё-то пение и аккомпанемент, как и положено, а пока желающие могут довольствоваться нижеприведенными текстами...и фотографиями.

IMG 1523 Зиновий Коровин Семён Печерский читает стихи Коровина Лев Шнейдер играет на пианино 1600x1200
Зиновий Коровин, Семён Печерский (читает стихи
Коровина), Лев Шнейдер (играет на пианино)

DSC 0571 1600x1200
Лев Шнейдер (играет на пианино) 
1525
Зиновий Коровин, Семён Печерский (читает стихи Коровина),
Лев Шнейдер играет на пианино
divider2
 Зиновий Коровин
zikorovin

ОСЕННЕЕ НАСТРОЕНИЕ

Осень.
Надвигается осень,
навевая угрюмые сны.
Носим,
в сердце лето мы носим,
позабыв первозданность весны.

Грустно.
Всё понятно, но грустно
по причине невидной, любой.
Пусто.
Оглушающе пусто,
будто мы распрощались с тобой.

Холод.
Предсказуемый холод.
И не скажешь ему: погоди!
Молод?
Если даже ты молод –
не уверен, что всё впереди.

Темень.
Вот и ранняя темень.
Охладевшее солнце ушло...
Теми,
жив лишь мыслями теми,
что с тобой мне тепло и светло!

 

НЕЗАБЫТОЕ

Мне привиделось давнее, прежнее –
Приоткрыли чуть-чуть облака
«Несказанное, синее, нежное»,
Ах, Россия! Ты так далека...

Не забыты Война во спасение,
Ни родные, что в ней полегли,
Ни свидания в ночи весенние,
Что и мир пережить помогли.

Не забыты прозренья-понятия,
Отчего никудышны дела;
Пусть, бывало, срывались проклятия,
Но ведь жизнь та моею была.

Пусть я жил под суровою тучею,
Но и в ней открывалось окно...
Всё, что в юности – самое лучшее,
А другой мне, увы, не дано.

Не забылись толпа безответная
И её знаменосцы – вожди,
Но зато и сердечность приветная,
И снега, и грибные дожди.

Не забыты хмельные отдушины
И непьющих задумчивый круг,
Незатейливых песен жемчужины
И улыбки друзей и подруг;

Ни просторы, ни небо высокое,
Ни морской неумолчный прибой...
Ой, ты юность моя синеокая,
Как же трепетна встреча с тобой!

 

ПОЗДНО

Грозно,
Страсть надвинулась грозно,
Завлекая меня и пьяня.
Поздно.
Вас любить уже поздно.
Есть любовь на мой век у меня.

Верен.
Я судьбе своей вверен
От песочницы до старика.
Вверен…
Что ж, пускай суеверен,
Суеверна ли в русле река?

Поздно…
Вновь любить уже поздно.
Затихает мой голос немой.
Звёздно.
Уж над городом звёздно.
И пора возвращаться домой.

ЧИСЛА

Не умираю лишь из-за тебя.
Когда б не ты, то что бы мне осталось?
Ведь доживать уныло, не любя –
одна необоримая усталость...

Как мне непредставимо одному
моё существованье нулевое!
И я живу всего лишь потому,
что нас с тобою в мире целых двое.

После исполнения этой песни, у слушателей возник вопрос, о ком могли быть написаны эти стихи. И кто-то предположил, что о жене поэта, скромно сидевшей в последнем ряду. Автор стихов тут же подтвердил.

А следующее стихотворение автор написал, никак не предполагая, что оно может стать песней. Однако, Лев Шнейдер «услышал» в нём музыку и записал её на нотной бумаге...

ПОЛЕЗНАЯ БОЛЕЗНЬ

Когда безвылазно болеешь,
напасть, понятно, не лелеешь, –
себя жалеешь в ней.
Эх, без подобной грустной доли
ты обходился в средней школе,
в разбег минувших дней!

Шалили гланды – но не сердце, –
гортань знавала горечь перца
(естественно, зимой).
Но я лечился марганцовкой,
а повзрослев – крутой перцовкой,
стакан был доктор мой.

Но вот, солидный и весомый,
вселился возраст невесёлый –
и преподнёс букет...
В нём каждый – тот ещё цветочек
от щитовидки и до почек –
всем медикам привет!

И потому я веселею,
когда внезапно приболею
средь ветреного дня
простудной «молодой» прихваткой, –
я сброшу сорок лет украдкой:
не сглазили б меня!

Когда встреваю я в простуду,
не чую бОльшую паскуду,
и снова белый свет
мне мил, когда простуда липнет:
под нею глас паскуды гибнет,
как ленинский завет.

А вот на нижеследующее стихотворение Коровина Лев музыку не написал, и его Зиновий, не желая напрягать Семёна Печерского прочёл самостоятельно:

В ЛЕСУ

Недвижен лес, неслышим лес,
– что осень, что весна...
Вверху – голубизна небес,
небес голубизна.
Внизу – чуть видная тропа,
а вдоль тропы – грибы,
тут есть грибная шантрапа
и есть свои «дубы».

Еловых шишек чешуя,
берёз сиропный сок,
сосновых игл острия
и строй пчелиных сот
в дуплах осин... Над всем дубы,
всех пережив, царят;
лесные баловни судьбы
нам жёлуди дарят.

Нам жёлудей не подбирать,
ни свежих, ни старья,
пусть их поест лесная рать
различного зверья.
Косит по ходу в чащу взгляд,
туземцев опознав:
мелькнёт зайчишки белый зад,
оленя желтизна...

Тропа идёт то вверх, то вниз –
совсем как наша жизнь,
и путь, как жизнь, каменист,
поэтому – держись!
Но нет гудков автомашин,
не слепнешь от реклам,
здесь нет работы за гроши,
а деньги – лишний хлам.

Здесь нет дверей, чтоб на засов
закрыться от зверей,
нет нас торопящих часов
и глаз календарей...
Наш лес немного с раем схож –
запрудой току лет.
И тем, что есть в нём, он хорош ,
и тем, чего в нём нет.

И потому под выходной
мы ищем щель, чтоб влезть
в наш близлежащий рай земной,
наш близстоящий лес.

divider2

На этом собрании Клубу повезло. Поэт и отчасти прозаик, Юрий Шехтман, далеко не всегда бывающий на наших посиделках в связи с любовью к путешествиям и рыбной ловле (см. на первом снимке), порадовал нас философско-медицинским трактатом с включением прекрасного стихотворного образца пафосно-патетической лирики, которому могут позавидовать сонмы рекламных агентств... (на втором снимке Юрий читает свой рассказ)

 Юрий Шехтман

fishing

ЗАРОЖДЕНИЕ ТРАДИЦИИ

Несколько лет назад я, откликнувшись на тревожные сигналы моего изрядно поношенного позвоночника, отдался в руки опытного массажиста.
Алексей – так звали массажиста – когда-то массировал длинные мышцы членов сборной Советского Союза по гребле, и в его мощных руках мой позвоночник стонал, как мачта старого парусника в бурю.
Однажды он предложил мне: «У нас в соседнем кабинете принимает хиропрактор. Попробуй, походи к нему. Хуже не будет».
Я понимал, что он просто из цеховой солидарности хочет помочь товарищу заработать. Но я всегда с восторгом относился к чудесам мануальной терапии, и поэтому я направился к хиропрактору, предвкушая контакт с родственной душой.
Хиропрактор оказался плотным коренастым молодым человеком с круглыми печальными глазами. Он одиноко сидел в своём кабинете в ожидании пациента, словно грустный паук – в углу своей паутины в ожидании редкой мухи. Его печаль, как я выяснил позже, происходила оттого, что из недавно оконченной медицинской школы он вынес не только лайсенс врача, но и 200-тысячный долг, который предстояло отдавать. Видимо, эта мысль его постоянно преследовала, не позволяя лицу принять вальяжно-покровительственно-уверенное выражение, притягивающее пациентов, как Туринская плащаница – верующих.
Он сразу захлопотал вокруг меня (муху следовало немедленно опутать паутиной), включил компьютер и стал водить электродом по моей спине. На экране компьютера возникло изображение образцовой мужской спины синего цвета, с красными пятнами в области позвоночника. «Вот видите, – сказал хиропрактор, – там, где красное, это ваши проблемные зоны. А теперь посмотрим, какая картинка будет после процедуры...».
Он уложил меня на свой станок, долго дёргал за кроссовки, резко с металлическим грохотом двигал одни части станка относительно других, куда-то нажимал, что-то крутил. Наконец, он завершил священодействие и снова подключил меня к компьютеру.
Картина, к великому изумлению доктора, изменилась мало. Пожалуй, красных пятен стало даже больше. «Видимо, из форточки надуло!» нашёл объяснение хиропрактор и грустно посмотрел на меня...
Приближался Новый Год. Мне захотелось сделать что-нибудь приятное моему эскулапу, т. к. чувствовал я себя неплохо (поскольку массаж я не пропускал), и я написал следующее посвящение:

 

ХИРОПРАКТОРУ

Когда, вращая головою,IMG 1607 Юрий Шехтман 1600x1200
Я слышу хруст своих костей,
Когда осанкой молодою
Красуюсь я среди гостей,
Когда – изящный, симпатичный,
Помолодевший, симметричный –
Я по делам своим бегу
(И убеждаюсь, что – могу!),
Когда легко – в мои-то годы –
На горных лыжах мчусь с горы,
Когда плюю на непогоду,
Чего не мог до сей поры,
Когда в каком-нибудь резорте,
В бассейне или же на корте,
Показываю высший класс, –
Я вспоминаю, доктор, Вас.
Я вспоминаю наши встречи
И лязг железного станка,
И то, как на больные плечи
Ложится крепкая рука...
Приятно думать, право-слово,
К досаде прочих докторов,
Что, как и в юности, я снова
Хиропрактически здоров...
Пусть знания и чувство меры
Украсят, как девиз, Ваш флаг.
Удач Вам и в удачу веры!
Спасибо!
С праздником!
Всех благ!!!

Девочки из регистратуры прикрепили это посвящение на стенку в комнате ожидания, и оно висело там на фоне обширного пустого пространства стены, словно какой-нибудь эскиз импрессиониста в современном музее изящных искусств.
Через несколько дней я снова посетил этот офис. Всё пространство стены вокруг моего стихотворения было обклеено листками с благодарностями в адрес сотрудников офиса, всех и каждого, в стихах и прозе, с описаниями историй болезней и признаков облегчения. По-существу, это была настенная книга отзывов и предложений. Стены уже не хватало.
На моих глазах рождалась традиция...

divider2

 

Теперь слово предоставляется Владимиру Потаповскому. Он, как всегда, верен себе, точнее своему методу написания пародий. Начиная писать пародию, он не может ограничится парочкой скупых четверостиший и даёт энциклопедическую картину по мотивам пародируемого опуса. Кроме того, он снабжает свои пародии полновесными иллюстрациями. Вглядитесь-ка повнимательней в фотографию ниже, кликом левой кнопки мышки увеличив её.

 Владимир Потаповский

DSC 0623 1600x1200

ТАЙНЫ ГЕНЕТИКИ

1

"Голубоглазый, как Христос,
Русоволосый и курчавый, –
Весёлый Пушкин в память врос
Своею песнью величавой"
                            Евгений Свидченко
------------------------------------------------------
"Откуда сведенья,
какие у Иисуса были глаза?"
                          Валерий Десперадо
-----------------------------------------------------
"У Иисуса была синие, как небо, глаза
и IV группа крови. Он был русоволос,
волосы у него были вьющиеся
и Он был Сын Божий!
И ещё. Он был зачат
Непорочной Девой Марией!
Если Бог создал Иисуса Христа
по образу своему и подобию:
голубоглазым, русоволосым,
добрым, любящим людей,
мудрым и красивым, весёлым,
то Бог, скорее всего – Русский!»
                       Евгений Свидченко
-------------------------------------------------------

Прочёл я стих и ... о-х-х...пупел:
Такие сделаны “открытья”!..
Когда же Свидченко УСПЕЛ ?
Иль “понял” – просто, “по наитью”:
"ГОЛУБОГЛАЗ" был Саша Пушкин!
(И это вовсе не "игрушки"!
"Голубоглазый Пушкин"?!! – БРЕД !
А как же ... африканский дед?!)
Не просит Свидченко "халявы",
Но Лермонтов был тож ... "БЕЛЯВЫЙ" !
А вот Дантес-то – ей-же-ей! –
"БРУНЕТ, ПРЕДАТЕЛЬ И ЕВРЕЙ" !!!..
Ну, Пётр Первый, тот – "БЛОНДИН" !
"СВЕТЛОВОЛОС" был ... Саладин!
Али возьмём Фиделя Кастро.
Он "БЕЛОКУР", как алебастра!
Но Свидченко – без нотки фальши! –
Идёт в своих "открытьях" ДАЛЬШЕ:
"Голубоглазит" – ВСЕМ! – глаза!
"Отбеливает" волосА!
А после водочной "загрузки",
Решает: "Всякий сущий – РУССКИЙ !!!"
...Был “БЕЛОКУР” Наполеон.
Не зря любил так "поле" он!

Не "корсиканский" и не "прусский" –
Он был по крови – явно! – "РУССКИЙ"
(Что русский любит "всего боле"?! –
Конечно, "русское – бл-л-лин – поле"!):
Чай – по Высоцкому – "САМАРИН" !
(А ежли кто и "лез" – "ТАТАРИН" !)
У Свидченко "ума" хватило
Понять, что "РУССКИМ" был ... Атилла!
(И я добавлю здесь: – Брателло!
Из "БРЯНСКА" родом был Отелло!)
Вон Македонский (кстати, "Саша"!) –
Так в нём же кровь, бесспорно! – "НАША" !!!..
Иль, скажем, Тёма Чингисхан –
В натуре – "ПИТЕРСКИЙ ПАХАН" !
И Клеопатрушка-царица –
"ПРОСТАЯ КУРСКАЯ ДЕВИЦА" !..
А Юлий Цезарь – тот, что Гай –
"ИЛЮША, МУРОМСКИЙ БУГАЙ" !.. 
И целью – впрямь! – была "РАСЕЯ"
Для "НОВГОРОДЦА" Моисея!
А фараон Тутанхамон –
"ТВЕРСКОЙ РОДИМЫЙ ОХЛАМОН" !..
...И хлопец тот индийский – Будда –
Он "С-ПОД ВОРОНЕЖА", как будто!..
* * *
Неистов Свидченко в "любови
К Исусу": он "анализ крови"
У Сына божьего изъял

И "группу крови" наваял:
"ЧЕТВЁРТАЯ" !!! – "никак иначе"!
Хотелось бы его "подначить":
– Кто пробу крови брал Христа?!..
* * *
...Да, видно, голова пуста...
И энтот Свидченко Евгений
Умом – того, совсем не гений!
* * *
"ГОЛУБОГЛАЗЫМ" был Христос!..
"РУСОВОЛОСЫМ И КУРЧАВЫМ"!..
(А Пушкин - позже, как подрос –
"БЛОНДИНОМ стал – ВЫСОКИМ, БРАВЫМ" !)
Поэт твердит: "Христос был "РУССКИЙ" !.."
(Знать, выпил много, без закуски)
Христос – "ВОЛЖАНИН"!!! ( Всё в порядке!)
И родом – ясно! – "ИЗ-ПОД ВЯТКИ" !
Или апостолы (к примеру!) –
Вся дюжина "оплотов веры" –
"РЯЗАНСКИЕ"! (Ну, вот те крест!
А что, их адрес – "Бухарест"?!!)

...Чего там мелочиться, братцы!
Ведь, ежли с толком разобраться,
То Сам Господь – к чему скрывать! –
"ПРОСТОЙ РУСАК", едрёна мать!
* * *
И русские, скажу, не струшу:
"Впервой – МЫ выбрались НА СУШУ !!!"
(Коль Чарльз Дарвин не "свистел",
Он сам – "ПСКОПСКОЙ", промежду дел!)

О НАХОДКАХ

2
Политика – как чётки на ладони,

Всё связано, и нету здесь конца.
Боюсь теперь – а вдруг найдут мельдоний
В анализах российского певца?
Алла Кава
-------------------------------------
При доппинговом нынешнем контроле,

Закончилась спортивная “лафа”:
Не выйдет футболист уже на поле
Под наркотой и с песней “ля-ля-фа”!

Да тОтчас – “изнутря его утробы”
( Из самых потаённых уголков!) –
Возьмут мочи, слюны и спермы пробы!..
И всё!.. Как говорят, «и был таков»!

Ведь нонича спортсмен – как на ладони
( Кому бы сдуру взятку он не дал!):
Копнут – и вот, в анализах – мельдоний!
И тут же – оглушительный скандал!

В политике – ещё хужее, братцы
( Мельдоний “не канает” там, увы!):
Здесь, если и дадут кому “просраться” –
То ТАК, чтоб не сносил он головы!

Политика и химия, бл-л-лин, – сёстры!
( Ведь «соль» – как “смысел”! –
есть и там, и там!)
И коли где конфликт, и вправду, острый –
Глядишь, найдут полоний “по кустам”!

И может – для основы “прецедента”!
( Рубить – так уж с плеча, братва, рубить!) –
Найдут полоний и у президента?

* * *
...А почему ж он там не может быть?

КАК ХОРОШО БЫТЬ...ПРОСТО ПАРИЖАНКОЙ!..

3234


Полностью стихотворение  "Как хорошо быть...просто парижанкой"  можно прочитать в разделе Публикации на страничке автора

divider2

Инна Примак

1

Инну Примак представлять не нужно.
Она – поэт незаурядного лирического дарования, настоящая королева мира образов. Её стихи высоко оценил всемирно известный писатель, Анатолий Алексин. Её тематика разнообразна, но сегодня она представляет небольшой цикл стихов о Нью-Йорке, городе, где мы все живём...

ОДА НЬЮ-ЙОРКУ

Пересекаю ль утренний Таймс-Сквер
Или вечерний Брайтон навещаю,
Я воздухом свободы насыщаюсь,
Судьбу благословляя за трансфер.

Ложится свет на устремлённость лиц
И на синхронность трасс и светофоров.
Мне город демонстрирует свой норов,
Как подобает каждой из столиц.

Нью-Йорк, ты разноликий монолит,
Живой орган с цветной клавиатурой,
Игрок с неукротимою натурой,
В ком днём и ночью кровоток бурлит.

Ты словно мощный синхрофазотрон,
Всё ускоряешь, и запал не гаснет.
Сегодня за свободою и счастьем
К тебе валит народ со всех сторон.

Нью-Йорк, ты пятиглавый великан,
Колосс энергии, упорство поединка.
Рисует время новые картинки,
Реклама расставляет свой капкан.

Азартом центробежным разогрет,
И разумом всех рас обогащённый,
Нью-Йорк, столицей мира наречённый
И мускулом играющий атлет.

НЕБСКРЁБЫ МАНХЭТТЕНА

Небоскрёбы – как зубы из дёсен Земли,
Но над ними не нёбо, а небо.
Как безумный мираж Сальвадора Дали,
Как рисунков шагаловских небыль.

Но спокоен их строй, по-солдатски суров,
Будто встали в ряды часовые
Бесконечных Галактик и звёздных миров,
Увидавшие Землю впервые.

Я смотрю потрясённо на этот триумф
Созидания. Сердце ликует.
Славен будь Человек, чей загадочный ум
Смог создать грандиозность такую!

СОВРЕМЕННЫЕ ЗАРИСОВКИ

Нью-Йорк шумлив и многолюден,
Кругом толпа. А личность где?
Словно суфле в глубоком блюде,
Спит океан в своём гнезде.

Без искушений и соблазнов
Здесь только воздух и вода.
А жизнь кипит разнообразно:
Амбиции, интриги, мзда.

Спешит народ без проволочки
Туда, где крупная игра.
Сгрудились люди, словно строчки
На бойком острие пера.

Но сопричастность не отыщешь,
Всё плоско, словно на мели.
А где же лидер в этой тыще?
Иль всё вальяжные нули?

Мудрят солидно, напряжённо.
Апломбом сдобрен каждый шаг.
Лишь доллар в дело погружённый,
Звучит мелодией в ушах.

УТРО В НЬЮ-ЙОРКЕ

Густой туман, как дым гривастый,
Меж небоскрёбами увяз.
А город не умыт и заспан,
Но нарастает визг и лязг

Сабвея, взявшего спросонья
Рабочий люд везти на труд,
Втянув без лишних церемоний
В тупой дорожный неуют,

Где плотно стиснутым доснится
Незавершённый ночью сон,
Где красит женщина ресницы,
Зажатая со всех сторон,

Где продолжительны пролёты,
А остановок краток срок,
Где вечно кто-то ждёт кого-то
От выхода наискосок.

 

ОСЕНЬ НА БОРДВОКЕ

На Бордвоке пустые скамейки,
Мелкий дождик глазами косит,
Шелестят одиноко наклейки.
Моросит, моросит, моросит...

Мы с теплом расстаёмся до лета.
Кто придёт сюда снова, кто – нет.
Затяжной пеленою одетый,
Затаился осенний рассвет.

Как свершится зима на чужбине?
Ждёт удача тебя иль беда?
Может, кто-то из нас и покинет
Этот мир навсегда-навсегда.

И вздохнут сиротливо перила
Под напором пришедших потом...
Летом Дама сюда приходила,
Дама в белом, под белым зонтом.

И сиял этот зонтик, как парус,
Белый парус над серой водой.
И светился немыслимым жаром
Её взгляд молодой-молодой.

Сколько было ей лет? У заката
Или лучше у ветра спроси.
Занимается день виновато.
Мелкий дождик глазами косит.

 

ЯРМАРКА НА БРАЙТОНЕ

В августе на Брайтоне
Лето раскалённое,
Собирает ярмарка
Денежки зелёные.

Разбросала грузные
Шатры разноцветные,
Зазывает музыкой,
Бойкими куплетами,

Разудалым выкриком
И шашлычным запахом,
Закусью да выпивкой,
Выпивкой да закусью.

А мне люба быстрая
Удаль балаганная,
Ярмарка цветистая,
Как судьба обманная:

То поманит красками,
То окатит низостью,
То хмельными ласками,
То постылой близостью.

Мне б из плена жаркого
Выйти, да нет мужества.
А шальная ярмарка
Всё шумит да кружится...

divider2

А теперь представляем незаурядный драматический дар Аллы Цаленчук. Она из тех поэтов, кто пишет, да и не пишет – страстно выдыхает свои стихи.
О трагедии Бабьего яра кто только не писал, начиная с Евгения Евтушенко. И Алла не отошла от традиции. Но не представляется, кто ещё с такой болью мог прочесть, нет, не прочесть – выкрикнуть свои стихи. Пепел Бабьего яра стучал в её сердце...

Алла Цаленчук

1575

КРИК БАБЬЕГО ЯРА

«Ничто не забыто,
              Никто не забыт!?»
– Забыто, размыто, –
             Над яром звучит.
– Убито, зарыто
             Здесь имя моё.
А тусклое эхо
             Разносит: «твоё».
– Забыто моё!
            И его!
                     И её!
Давно позабыли мы
            Имя своё.
Мы в общей могиле
           Так долго лежим,
Смешался наш пепел,
          Он стал неделим.
И кости смешались –
          Теперь мы зола,
Которая где-то,
          Когда-то жила.
Мы – тлен многолетний.
         И только наш крик
Зарытый – сквозь землю
         На волю проник.
Он болью рождался,
         Он звал и стонал:
Один обрывался,
         Другой возникал.
Он долго, протяжно
         И страшно звенел.
От нас, сотен тысяч,
        лишь он уцелел.

Трава прорастает
        На наших костях,
Цветы возникают
       На бывших телах.
Кусты поднялись –
       Всё живёт и поёт,
И голосом нашим
       Погибшим зовёт:

«Здесь, слышите, люди,
       нас горы лежат».
«И я здесь!»
       «И я здесь!» –
                         травинки дрожат.
Здесь крови еврейской
       Пылает пожар,
Но мы безымянны –
       Ведь мы – Бабий ЯР!

РУСАЛКА
( Моё рождение )

Я когда-то утонула
В омуте речном глубоком
И на дне его уснула

Бессловесно, одиноко.
Надо мной сновали рыбы,
На меня давили воды,
И воды зеленой глыбы
Мне казались небосводом.
А потом я легкой стала,
Обмотала себя в тину
И всплыла, и потянула
Я других к себе в пучину.

Как русалка, я манила
Запоздавших рыбаков
И пугала, и топила
Их у тихих берегов.
Я устраивала пляски
У себя в подводном царстве
И придумывала сказки,
Изощренные в коварстве.

Но однажды я влюбилась
В молодого рыбака,
И душа в меня вселилась,
Проскользнув через века.
С молодой женой купался
Тот рыбак в реке моей
И плескался, и ласкался
Он с избранницей своей.

Я чуть-чуть не утопила
Его юную жену,
Но внезапно ощутила,
Что ребенком к ней я льну.
И в положенное время
Появилась я на свет,
И несу я своё бремя
Много новых тяжких лет.

Мне от омута достались
Зелень тины и воды,
И в глазах моих остались,
Словно след былой беды.
Лишь коснусь воды ногою,
Вновь русалкой становлюсь,
И меняюсь я душою,
И в глубины вод стремлюсь.

НА ОСТАНОВКЕ

Она стояла на остановке –
Совсем одна.
Он выпил в баре стакан «Перцовки» –
Была весна.
Нетвердым шагом он шел из бара,
Цвела сирень,
И он подумал: «А мы с ней пара,
Как ночь и день».

Она стояла на остановке –
Он подошел:
– Мадам, простите, вы одиноки,
Я к вам пришел.
Меня прислала совсем случайно
Сама Весна.
Она сегодня, как вся природа,
В жизнь влюблена.

Она пьянит нас, и я пьянею
У ваших ног.
Мадам, прошу вас, будьте добрее,
Ведь с нами Б-г.
Я подарю вам любовь и ласку,
И целый мир.
Для вас создам я не жизнь, а сказку,
Устрою пир.

Она скривила с презреньем губы:
– Кто вы такой?
Он тихо буркнул в ответ сквозь зубы:
– Пойду домой.
Она осталась на остановке
Совсем одна,
А на деревьях набухли почки –
Была весна.

 divider2

Алекс Щегловитов

me

Алекс Щегловитов – самый молодой член нашего Клуба, 30 июля исполнился 2-й день его «клубной жизни», которая началась 25 июня, на очередных посиделках. Шутки шутками, а правда-матка состоит в том, что Алекс, не в пример обычным младенцам, уже на второй день являет «городу и миру» совершенно не то, что при первом знакомстве, когда он сразу же завоевал наши симпатии проникновенными, исповедальными стихами о любви и прочёл их так много, что казалось, что вся его жизнь только из любви и будет состоять. Ан нет! Читайте-ка то, что он преподнёс на этот раз...

А КТО-ТО ПО ВЕЧЕРАМ ИГРАЕТ В ЛОТО

Вгрызаюсь, желанием наполненный,
В глубину строк поэтических пластов,
А кто-то
по вечерам играет в лото,
соизмеряя себя в жизни
с бочоночком на игровой карте.
Корова на пуантах…
Корабль пустыни…
(ах, как поэтично),
Верблюд!
Люд…
это сколько?
Двое…
Трое…
Роем роятся толпы…
Толпятся…
Топорщатся мысли,
превращая головы в щербатые шары.
От жары-ли…
От ума-ли…
Туман…
А Вы…
такая потерянная,
желающая лишь одного…
одному…
одной…
одну…
одну строку, которую я изваял для Вас…
Java…
html…
Мелеют пласты…
Прости
и верь…
или не верь, но прости…
Ростки
памяти, сквозь гранит тупости.
Упаси
боже забыть Вас…
нас…ту ночь…
молчание слов…
невесомость рук…
мысли о возвращении…
Тщетно
стараюсь не думать
о необходимости возвращаться
в забой…
Возвращаюсь!
Вгрызаюсь,
желанием наполненный,
В глубину строк поэтических пластов,
А кто-то
по вечерам играет в лото….

Вы всё поняли? А тут и понимать ничего не нужно. Представьте, что вам всё это приснилось, вы только что проснулись и пытаетесь перевести сон в реальность. Но это и не нужно. Сон он на то и сон, чтобы разнообразить вашу суету сует и всяческую суету...
Но вот вы окончательно проснулись, и к вам пришли стихи дня...

 Я В ТОПКОМ БОЛОТЕ…

Я в топком болоте, по пояс в грязи,
Ступал на истлевшие гати.
Любая ошибка мне смертью грозит,
На пальцах медвежьих рогатин.

От кочки до кочки, пунктиром трасс,
Мне рифмы проклятие пели.
Стихи я взахлёб говорил, и не раз,
Обнявшись с разлапистой елью.

От грязи зудели обноски души,
И ветер разбрасывал строки,
Но были чертовски они хороши,
Мои не скрывая пороки.

Болото, как счастье, народу дано,
А пьявки – да кто их считает!
С болотной водой мы цедили вино,
О счастье в болоте мечтая.

Кого-то зачавкало. Кто-то дошёл.
А кто-то в пути заохал.
Отцы говорили нам: –Так хорошо!
А это конечно плохо!

Отцы говорили нам лозунги фраз,
Газетами их застолбив.
И тысячи новых адептов на раз
Болотный аперитив

Выпили, чтобы пустить слюну.
Не на роскошных дам.
В болоте вспахали они Целину,
И проложили БАМ.

Топтали… топтали… Пробили гать.
Но те, кто сильнее был,
По спинам, которым уже не встать,
Кому не хватило сил,

Выбрались! Какого ещё рожна?
И красный пиджак с плеча.
Другие люди, другая страна,
С мумией Ильича.

Всё те же березы, и те же луга,
И тех же болот не счесть…
Но другие меня увлекли берега,
И правда другая, и честь.

По мне хоть еврей, хоть араб, хоть индус,
И в Бога хоть верь, хоть не верь.
Я лишь одного в этой жизни боюсь:
Когда в человеке зверь.

Я лишь одного в этой жизни боюсь:
Когда убивают всласть…
Я верю в святую и белую Русь,
Не верю в болотную власть.

ЭТОТ ДЕНЬ ПОБЕДЫ...
(быль)
Для тех, кто не работал в наладке, скажу: наладка – это Пуско-наладочное управление, а для тех, кто работал, не секрет, что, согласно известному анекдоту, работали там все на «А»: Алкоголики, Алиментщики и те, кто Атстал от поезда, – и если, лишённый чувства юмора, собеседник, спрашивал: – А почему Атстал? – ему отвечали: – А какая разница. А?
Собрания в наладке при необходимости проводились в день зарплаты, а иначе было не собрать.
И деньги выдавали только после собрания, а иначе начинали собираться по трое.
То, о чём я хочу рассказать, случилось в преддверии 9-го Мая.
Все приехали, но зарплату ещё не получили, хотя «по трое» уже кое кто собирались. Зал потихоньку заполнялся, в первых рядах усаживались начальник управления, начальник отдела кадров, парторг... Сделать доклад поручили ветерану войны Пилипычу, который заведовал инструментальным складом, и у которого это доклад был.
Лёха, которого иначе никто и не называл, а фамилию знал разве что кадровик, успел с Семёнычем и Витькой Алёхиным посетить киоск через дорогу и теперь, чувствуя на душе тепло, он, устроившись в восьмом ряду, как раз в середине зала, мирно посапывал.
И снилось ему детство золотое, отец, ветеран войны, который горел в танке, чудом выжил, но помер через три года, после возвращения с войны, успев подержать Лёху на руках, но не оставив в Лёхиной памяти своего образа. Снилась училка пения, в которую Лёха тайно был влюблён с третьего по пятый класс, а потом разлюбил. Ну, забыл он слова песни. Ну, был солистом, так ведь и подсказать можно было. А чего сразу к директору тащить?
Всё шло как обычно. Пилипыч почти заканчивал доклад, в зале переговаривались, предвкушая скорую радость.
Собрав последние силы и повысив голос, Пилипыч прочитал : – ЭТОТ ДЕНЬ ПОБЕДЫ... – и замолк, экономя силы для завершающего марш-броска.
Сквозь сон до лёхиного сознания долетали какие-то звуки, обрывки фраз, мерное гудение...
–Танки идут, – подумал Лёха, – но слова песни я знаю... – и, встав во весь рост, словно защищая отца и всех кто был за ним, Лёха запел:
...– Порохом пропах. Это праздник с сединою на висках, это радость... – и пел, не останавливаясь до самого конца.
Зал замер, не зная, как реагировать и поглядывая на начальника управления, а тот, в свою очередь – на парторга... но, когда Лёха закончил, зал взорвался аплодисментами.
Аплодировали все: начальник управления, начальник отдела кадров, парторг, ветеран войны Пилипыч...
Петь Лёха умел, впрочем, и пить тоже...

Слушая этот рассказ, хочется и смеяться, и плакать...

divider2

Яков Поляк

Читает Яков Поляк
Яков Поляк – не просто поэт. Он единственный в нашем Клубе, кто успел повоевать. Восемнадцатилетним он стоял вперёд смотрящим на палубе траулера, бороздившего балтийские воды в 1944-м году. Вглядываясь в темноту ночи, он увидел в нескольких метрах от носа корабля зловещий чёрный шар и успел оповестить рулевого. Уже поздно было сворачивать. От резкой остановки корабль вздыбился, как Медный всадник...
Прошли годы, Яков закончил филфак Одесского университета, стал преподавателем русского и украинского языков сначала в сельской школе, а затем во Львове. А главное – он стал поэтом. Преподавателей много, а поэтов, таких, как он, поди поищи...

 

 

С ТЕХ ДАВНИХ ПОР...

...брожу тропинкою, и кажется,
рекою время вдаль течёт.
Кукушка, лет грядущих стражница,
моим годам заводит счёт.

А вечером, с ухмылкой странною,
отец злословит: – «Ты поди ж!
Французы, патриоты ср...ые,
без боя отдали Париж!»
Не думал он, что чёрной лавою
Европа хлынет на Восток,
и над Москвою златоглавою
Зависнет вражеский клинок.

С тех давних пор в потёмках бродим мы:
никто растолковать не смог,
кто отстоял столицу Родины –
Верховный, стужа или Бог?

 divider2

Елена Грачёва

DSC 0618 1600x1200

 

Елена Грачёва у нас недавно. Она пришла к нам из Клуба русских писателей, что в Манхеттене. Нет, она не бросила манхеттенский клуб. Она просто получила у нас второе поэтическое гражданство. Своё выступление она начала стихотворением «Дождь», в котором «и жизнь, и слёзы, и любовь»...

ДОЖДЬ

Дожь льет с утра.Деревья тихо плачут,
последний лету протрубив отбой.
А мы с тобой поехали на дачу
В холодный день на электриче голубой.

В простылом доме было неуютно,
хотя огонь в печи во-всю трщал.
Горячий чай из ситцевого блюдца
смущенье и сомненья укрощал.

Откуда-то взялась бутылка Кьянти,
хоть мы ее не выпили до дна,
но в нежных сильных рук твоих объятьях
была я невесома и пьяна

И в этой невесомости беспечной
ты подставлял мне руку и плечо.
Сошел с дистанции, шагнувши прямо в вечность,
А я стихи царапаю еще....

МОКРЫЙ АСФАЛЬТ

Гудзон величественно-грозен,
По небу облака рулят.
Слезлив, прохладен и гриппозен
Осенних будней звукоряд.

В зависимости от погоды,
Грядущий день диктует путь.
И усмехается природа,
И настроенья мерит пульс.

Роскошны осени красоты –
В мольберте киноварь, янтарь.
А у дождя свои заботы,
Твердит упорно календарь.

 

А вечерами, вечерами
Загадочно блестит аcфальт,
И зеркало воспоминаний
Срывает времени вуаль.

И нет осеннею порою
Асфальта мокрого милей,
Осенних листьев, ворожбою
Душе дарящей сладкий хмель.

Бредёшь по улице безлюдной
С осенним об руку дождем
Куда, не зная, и откуда,
Как тень своя под фонарем.

Бросаешь тень. И невесомый.
И будто с вечностью на ты
В плаще старинного фасона
Глядишь на мир из темноты.

ЛИЛОВАЯ ПЕЧАТЬ

Не прощанье, но нежность
Будет в сердце звучать,
И разлук неизбежность
На душе, как печать,
Где лиловая краска
И лиловая боль.
Не торопит развязку
сероглазый король.
Не торопит, боится,
Убегает стремглав.
Разлетелись страницы
ненаписанных глав –
В них про солнце в ненастье,
Про билет голубой,
И про то, как мы счастью
Протрубили отбой.
А на улице сладко
Пахнет мерзлой травой,
И сплелись в лихорадке
Мысли, чувства и боль.

РУССКАЯ РУЛЕТКА

А нужно ль жить в согласии с собой?
Куда как интересней в несогласьи
Сыграть в рулетку руcскую с судьбой
И выиграть иль сгинуть в одночасье.
К письму, что никогда н напишу,
Добавить многострочечный пост-скриптум
В попытке объяснить, зачем спешу
В Эдем с замком амбарным на калитке.

Cтихи подпольно странствуют в душе,
В дыханье строк рождается подстрочник,
И чувств своих прилежный переводчик
Играет рифмами на новом вираже.

divider2

Алла Мануйленко

DSC 0604 1600x1200

Алла – поэт исповедальной лирики. Своё выступление она начала с Реквиема по своей умершей сестре, чья поэзия – «часть жизни, страсть, семья». Что интересно, пишет Алла и по-английски, причём традиционно (в рифму и с соблюдением ритма), как писали Байрон и Лонгфелло, в отличие от новомодных писаний стихов «под прозу». Её симпатичное стихотворение “Tricks of mother - nature” («Причуды матушки-природы») наш Клуб направит для публикации в американский журнал поэзии
“Poems of the World”.

РЕКВИЕМ
(12 июля – день памяти моей сестры
Ирины Бирюковой)

Исход последний сделала сестра,
Но он случился без её желания.
Так Бог решил, в раздумьях у костра,
Закончить все её болезни и страдания.

О ней жила прекрасная молва.
Она сама была красива, как мечтания,
Но в песнях появляются слова
Надежды, веры, иногда отчаяния.

Успех и боль! Так трудно стало жить,
И радоваться свету, и бороться,
Стараясь дух свободы сохранить
Даже, когда измученное тело рвётся.

Держали на плаву родные и друзья,
Талантливые дети, правнуки и внуки.
Её поэзия – часть жизни, страсть, семья –
Ещё изучится столпами литнауки.

Её уход от нас – невосполним.
Печаль и пустота терзают сердце.
Мы память, образ Ирочки храним
И в этом есть залог её бессмертья.

ДЕТЕКТИВ

Как почерк не своей руки,
Как град среди зимы,
Роман, закрученный с тоски
Пожившими людьми,
Где поцелуи на десерт,
Спокойные, как "Ах!"
То детектив, где тайны нет
В начальных же строках,
Где два преступника при нас
Решили наперёд ,
Что жертв не будет
В этот раз.
Кто ищет, тот найдёт.
А так, и письма есть у них,
И диалог в пути;
Помимо чисто стилевых
Ошибок – никаких
Ни слёз, ни сцен –
Роман длинён,
Обложка – серый цвет

И нет на титуле имён,
Названья тоже нет.

HAPPY END

Говори мне, говори слова любви,
Говори, что видеть меня – счастье,
Что согреешь меня в доме
крепкой семьи.
В этом всём есть Бога участье.

Говори мне, говори такие слова.
Верю в тихий твой шёпот нежный.
Пусть пройдёт о нас снова
людская молва,
Упадёт вдруг, как ком снежный.

Сколько лет я ласковых слов ждала
И теперь не хочу сомневаться,
Что судьба вид на личную
жизнь дала,
И я рада ей подчиняться.

Не прощаю девичью гордость свою.
Как легко от тебя отказалась!
В разлуке – о встрече
с тобой молю,
При свидании ни в чём не призналась.

Вот такая история произошла.
Happy end! Любовь победила!
Наконец-то радость ко мне
пришла,
А беда закусила удила.

Tricks of mother-nature

It's very hot and humid day.
The sun is shining brightly,
And suddenly – another way:
Huge clouds go tightly.

Strong wind stirs branches on the tree,

And whispers caress all in vain.
They know: wind is brave and free,
But branches want the mighty rain.

Big rain will run
And save all plants!
My small grandson
Waits rain with dance!

 divider2

Владимир Орныш-Полонский

DSC 0636 1600x1200
Занятый фотографированием (избранные фото представлены в настоящем репортаже), Владимир прочёл лишь одно стихотвотнние. Но какое! В нём соединились мотивы ожидания любви и её конца, как во всемирно известном танго («Утомлённое солнце нежно с морем прощалось, в этот час ты призналась, что нет любви»).

     *     *     *

                              Предчувствие, встреча и ...

Твои глаза зелёные
И с карими крапинками,
А в них порою светится
Тоска, печаль и грусть...

И пусть идут влюблённые
Заветными тропинками,
И мы с тобою встретимся –
Я верю, жду, боюсь...

Город окутал ночной темнотой
Прохладой звездящийся вечер,
Я встретил тебя, и гранитной скалой
Любовь мне упала на плечи!

Промчались счастья краткие моменты
И растворились в запахе акаций,
Твои глаза – холодные планеты
Далёких и чужих цивилизаций...

Семён Печерский

Читает ПечерскийDSC 0574 1600x1200

IMG 1547 Семен Печерский 1600x1200

 

Семён Печерский читает свои миниатюры, тексты которых не публикуются по его желанию. Будучи человеком скромным от природы, Семён считает, что его писательский дар значительно уступает дару чтеца. По нашему мнению это не так, но желание артиста – закон для ведущего.

divider2

Михаил Жинжеров

DSC 0572 1600x1200
Михаил Жинжеров написал весьма интересную пьесу-сказку, действующие лица которой – насекомые. Эта сказка успешно вводит внука во взрослую жизнь насекомых, очень напоминающую жизнь рода людского.
Читайте, не пожалеете...

ДЕДУШКИН СОН
«Дедушка, а почему муха жужжит?». «Хочет поговорить с нами, а мы её не понимаем». «Дедушка, расскажи сказку про муху». «Завтра внучек, я очень хочу спать». «Ну, расскажи, пожалуйста». «Муха, муха, цокотуха.. хрр хрр.

Пьеса в стихах

Действующие лица:

Муха – дамочка средних лет, очень хорошенькая.
Муж мухи – Навозный жук, пожилой, лысый, маленький, богатый, под каблуком у жены.
Прусак – нарядный, стройный, интеллигентный, в очках, с усами.
Пчела – журналистка, дама современная и с претензиями.
Коммух – помесь комара и мухи, высок, спортивен, носат.
Мотылёк – молодая, современная, без комплексов.
Кузина пчелы – совладелица брачного агенства, средних лет, красивая, талантливая, чуть грубоватая, с богатым прошлым.
Оса – совладелица брачного агенства, средних лет, полная, опытная, меркантильная, резкая.
Цикада – совладелица брачного агенства, молодая, красивая, с большим самомнением, увлекается астрологией, любит изрекать безапелляционные прогнозы, её не беспокоит, что многие в них действительно верят.
Богомол – вор в законе, богат. Имеет дочь на выданьи.
Богомолица - дочь Богомола.
Жук-носорог – друг и охранник Богомола.

Кузнечик – гей.
Сверчок – тамада.
Другие насекомые. Гости на свадьбе.

Действие первое

Картина первая

Богатая обстановка. На стене картина модного современного художника.
На софе сидят Муха и Пчела-журналистка. Муха в цветастом халате.
Пчела в брючном костюме. Пьют кофе с ликёром, курят.

Мы верные подружки – я, Пчёлка, и я, Мушка.

Красивы мы, ухожены, огонь горит в крови.
Ну что на свете может быть важней любви.
Ах, без мужчин так скучно. Всегда находим пару мы.
Давно мы крепко дружим, но мы совсем не старые.
Ведь мы с широкою душой, у нас запас любви большой
Красивы мы не для того, чтобы любить лишь одного.

Пчела:
«Ты что грустна, моя подружка, позолоченное брюшко?
Всегда была ты заводила, всех мужиков с ума сводила.
Твой муж хоть невелик росточком, но денег - золотая бочка.
Тебе всегда во всём послушен, к другим девицам равнодушен.
И безразличен старый плут, что у него рога растут.
Твой первый муж, комар, был душка, но изменял тебе он, мушка.
Болтун, хвастун, драчун и хват, хотя, конечно, не богат.
На вашей свадьбе все напились и от души повеселились.
Один какой-то пьяный лапоть тебя нахально начал лапать,

А твой комар напился тоже и настучал ему по роже.
А пчёлы старые и мухи о свадьбе распускали слухи,
Простую драку превратив в какой-то жуткий детектив.
От горя твой комар напился и в речке, пьяный, утопился».

Муха:
«Но всё-таки комар - покойник был потрясающий любовник.
Все мухи от него балдели и, как на мёд, к нему летели.
Я помню, как-то на балу он прижимал тебя в углу.
Ты не сопротивлялась сильно, а лишь визжала препротивно».

 

Пчела:
«Ну, на тебя опять нашло, что было, милая, прошло.
Я думаю, давно пора тебе забыть про комара».

Муха:
«Нет, у меня, другая тема. Его сынок теперь проблема.
Воришка, хулиган, пройдоха, ещё изрядный выпивоха.
За ВУЗ плачу немало денег, а он не учится, бездельник.
На все вопросы врёт, лукавит, нас с мужем ни во что не ставит.
Берёт кредиты тут и там, а мы лишь платим по счетам.
Он с жуликами дружбу водит, домой гулящих баб приводит.
За то, что за рулём был пьян, водительских лишили прав.
Ворует денежки подлец, точь-в- точь покойничек отец.
Одно лишь радует слегка, что он не наркоман пока».

Входят Коммух и Мотылёк, навеселе и с бутылкой.
«Мы давно уже не дети, но летит за годом год,
Хорошо нам жить на свете без морали и забот.»

Коммух Мотыльку:
«Смотри, сидят, шикуют снобы, а тут башка болит с учёбы.
Сидим, зубрим с тобой всё утро».

Пчела:
«А что ты учишь»?

Коммух:
«Камасутру».

Матери:
«Готовь поесть, а мы пока попрактикуемся слегка».
Идут в спальню. Мотылёк хихикает.

Муха Пчеле:
«Ну как? Ты видела сама. Я от него сойду с ума.

Пчела Мухе:
«Ну, всё, сиди, не ной, подружка. Я знаю, что нам делать нужно.
Чего сидишь, грустишь всё утро?Давай поженим баламута.
Ты передай проблемы с сыном моей красавице кузине.
Она известна всем давно по театру и кино.
И вот кузина на наследство открыла брачное агенство.
Она за сходную цену Коммуху подберёт жену,
Чтобы не ныла, не визжала, а стервеца в руках держала.
Что смотришь, рот закрой, разиня. Пойду звонить своей кузине».

Всю пьесу читайте в разделе Публикации на страничке автора

divider2

Анатолий Прибыш

DSC 0580 1600x1200
Мы всегда рады видеть в Клубе Анатолия Прибыша, который, увы, не всегда приезжает по причине географической (не духовной!) удалённости (он живёт в Стейтен Айленде и не имеет автомобиля). Но, уж когда приезжает, он такой лучезарный, сияющий.
И стихи привозит тоже лучезарные, хоть и неприхотливые...

Я – ЕВРЕЙ

Благословенная Америка,
Нет на земле тебя добрее,
Ты, как маяк родного берега
Для обездоленных евреев.

Они давно уже изгои,
А их синоним – вечный жид,
Их оскорбить немного стоит,
Тем, кто в душе антисемит.

Даже Америка не может
В их жизни прочным стать гарантом,
А ностальгия сердце гложет
И души многих иммигрантов.

Но им назад дороги нету,
Для них все сожжены мосты,
Америка для них – луч света
И с ней их связаны мечты.

Не потому ль, ещё мне кажется,
Евреи благодарны ей,
Что каждый может здесь отважиться
Сказать открыто – я еврей.

Я ПЬЮ ОДИН

Я пью один и сожалею,
Что все друзья ушли давно,
Что я сегодня не имею
С кем разделить своё вино.

И это мне довольно грустно
И одиноко как-то вдруг,
А за столом так странно пусто,
Ну где ты, мой далёкий друг?

Я пью один, но за надежду,
Что он прийдёт, и не один,
Что, может быть, ко мне, как прежде,
Прийдут друзья, мы посидим.

Мы посидим и вспомним юность
И сможем даже тост поднять
За то, что память к нам вернулась,
Друг друга чтоб не потерять!

МОЯ ПОЛОВИНКА

В жизни так бывает:
Это не в новинку,
Каждый выбирает
Свою ПОЛОВИНКУ.

Шесть десятков лет назад
Там, на Украине,
Встретил с косами до пят
Я свою дивчину!

Потерял я свой покой,
В один день влюбился
А на третий, роковой,
Я на ней женился!

Подарила мне жена
Доченьку и сына,
Потому сейчас она
Моя половина.

И в теченье этих лет
Я с неё пылинки
Всё сдуваю, лучше нет
Моей половинки.

Я поздравить её рад
С этим Днём рожденья,
Потому и написал
Ей стихотворенье!

ПОЧЕМУ МЫ СТИХИ СОЧИНЯЕМ

Мы порою и сами не знаем
Почему мы стихи сочиняем,
Вдруг приходит к нам на мгновенье
То ль прозрение, то ль вдохновенье.

И в момент этот надо нам быстро
Записать вдруг пришедшую рифму,
Мы теряем настрой и покой,
Будто кто-то нас водит рукой.

В этом нет никакого секрета:
Сердце Музою наше согрето,
Здесь и гены, и воспитанье,
И особое к рифме призванье.

В рифме той наши мысли и чувства,
И, конечно, таинство исскуства;
Нас волнуют природа и страсти,
Радость, вера, свобода и счастье.

Ну, и то,что происходит в мире –
Всё подвластно благозвучной Лире.
Всё в стихах своих мы отражаем,
Всё, что видим, что переживаем.

Что же движет поэта рукою:
Это чувство не знает покоя,
Оно ласково, нежно, но строго:
Не случайно дано мне от Бога!

divider2

Лев Шнейдер

IMG 1566 Лев Шнейдер 1600x1200
Мы прозвали его «Наш Чайковский». Уже сказано было о том, что он пишет музыку, единственно подходящую для данного стихотворения. Иную музыку представить невозможно. Но у него есть ещё один талант. Вот, почитайте...


Урок русского языка

Учитель: Тема сегодняшнего задания – лозунги. Дети, кто знает что такое лозунг?
Вовочка поднимает руку: Лозунг это призыв к какому-нибудь действию, например, «мойте руки перед едой».
Учитель: Правильно. Спасибо Вова. Об'являю конкурс на самый интересный и остроумный лозунг. Можете придумать свой или процитировать кого-то. Победитель получит три шарика мороженого на свой вкус. У вас есть полчаса. Вперёд!
(35 минут спустя) Учитель читает вслух:
«Любите Родину - вашу мать» - Не ново, но хорошо, Таня.
«Пёс лучший друг человека, а сука лучшая подруга.» Петя использует слово 'сука' как 'собака женского рода'. Забавно, или, как сегодня говорят, прикольно.
«Переходи улицу осторожно. Ты не кошка. У тебя всего одна жизнь» -Здорово! Молодец, Жанна.
«Нет голубым! Нам нужно повышать рождаемость» - Давид, это правда, что гомосексуализм не способствует приросту населения. Но ты не можешь запретить геям быть геями. Они такими рождаются.
Давид: Ну и что? Пусть живут отдельно от нас. Я читал, что в Америке в некоторых городах есть районы только для голубых.
Женя: Геев нельзя подпускать к детям, особенно мальчикам. Они дают им плохой пример. В семье должны быть мужчина и женщина.
Света: А как насчёт лесбиянок? Все женщины натуральные матери.
Учитель: Давайте поговорим об этом в другой раз. Смотрим следующий лозунг. А это, что за...? Вова, подойди к доске и напиши свой лозунг заглавными буквами.
Вовочка пишет: «БЕЙ РУСКИХ, СПАСАЙ ЖИДОВ!»
Учитель: Об'ясни, почему ты выбрал этот лозунг.
Вовочка (смущённо): Я видел, как два бородатых дяди с сердитыми лицами несли по проспекту плакат «Бей жидов, спасай Россию!», и многие смеялись и аплодировали. Я решил, что если переставлю слова, будет ещё смешнее.
Учитель, нахмурившись: А ты вообще знаешь, почему жидов надо бить?
Вовочка: Не-е. А кто такие жиды?
Учитель: Это такие особые люди. Некоторые думают, что жиды обманывают русских людей, эксплуатируют их и хотят ими управлять....
Вовочка: А вы тоже так считаете?
Учитель: Ребята, кто может указать на две ошибки которые Вова совершил в своём лозунге?
Дети внимательно изучают слова на доске.
Таня: 'Русских' пишется через два 'с'!
Учитель: Правильно Таня. Кто может указать на вторую ошибку?
Тишина.
Учитель: Если Вова хотел переставить слова правильно, он должен был написать «Бей русских, спасай Жидовию!» Дети, кто знает, что это за страна Жидовия?
Тишина.
Учитель: Я вам помогу. Жидами называют евреев. Ну, что это за страна Жидовия?
Класс (хором): Израиль!
Учитель» Правильно. Вова, садись, тройка. Продолжаем читать лозунги...

Рассказы "Урок рисования" и "Урок физкультуры", где имеются анатомические подробности, можно прочитать в разделе Публикации на страничке автора

divider2

Юлия Крупкин

DSC 0569 1600x1200

Юлия стихов не читала но очень симпатично спела несколько детских песенок, написанных всё тем же Львом Шнейдером (на фото). Она самый молодой (не считая Алекса Щегловитова) член нашего Клуба по стажу, в июле она была в Клубе вторично. А о её возрасте – можете сами судить, глядя на фото. Мы не знаем, какие она пишет стихи, зато слышали, как она поёт. Юлия – женщина, которая поёт. И этим всё сказано.

divider2

Лилия Пресс

liliya2

После окончания собрания Алекс Щегловитов обсуждал некоторые аспекты будущего нашего портала с впервые посетившей наше собрание Лилией Пресс. Она предложила организовать конкурс на написание стихотворений на фотографию, которую она предложит на следующем собрании, 27 августа.
В добрый час, Лилия!

divider2
1534
Зал внимательно слушает очередного выступающего.
В 1-м ряду Елена Грачёва, Юлия Крупкин, Инна Примак
Во 2-м ряду Лилия Пресс, Юрий Шехтман, Сергей Татур, Алла Мануйленко
1535
Зал внимательно слушает очередного выступающего.
В 1-м ряду Юлия Крупкин, Инна Примак, Алекс Щегловитов, гость (не назвал себя), Марина Биянова, Михаил Колкер,
Позади (2-3 ряды - София Малик, Михаил Жинжеров, Алла Цаленчук, неназванная гостья, Анатолий Прибыш, Тельман Сафаров, Яков Поляк
DSC 0589 1600x1200

Читает Михаил Колкер
     

 Все фотографии сделанные для этого репортажа можно посмотреть в Фотогалерее, в альбоме Наши встречи -> встреча 7-30-16
divider2

 

 

Последнее изменение Суббота, 11 февраля 2017 00:01

Последнее от Зиновий Коровин

Похожие материалы (по тегу)

2 комментарии

  • Инна Примак и примкнувшие

    Уважаемый Зиновий ! Уважаемый Алекс !
    В период баснословной жары в Нью-Йорке, когда многие сограждане впадают в анабиоз, вы организовали
    электронный вебсайт для Литературного Клуба (Алекс Щегловитов), и подготовили к выпуску Альманах № 1
    "Наши встречи" (Зиновий Коровин). Большое спасибо за
    бескорыстный и самоотверженный труд. В добрый путь!

    Инна Примак и примкнувшие 17.08.2016 01:16 Комментировать
  • Алекс Щегловитов

Оставить комментарий

Если вы не зарегистрированный пользователь, введите свое имя, email адрес в соответствующие поля и нажмите кнопку "Отправить комментарий".
Использование тегов HTML запрещено.